Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
08.11.2016

Утюг

С бабулькой Игорю повезло. Нет, не своей, а с хозяйкой квартиры на Гоголевской. Хотя по первой их встрече Игорь так не подумал. Он тогда еле напросился на просмотр квартиры. Вот не любят хозяева квартир, когда риэлтор приходит один. Подавай им обязательно с клиентом, с покупателем. Не понимают, дураки, того, что покупатель-то хочет прийти на квартиру, которую риэлтор видел вживую. Не хотят идти смотреть кота в мешке. Еле он тогда по телефону договорился на просмотр. Наплёл, что покупатели иногородние, в городе бывают наездами, времени у них особенно нет, поэтому смотрят только те квартиры, на которых он действительно был. Уболтал, одним словом. Погода еще в тот день была, нарочно не придумаешь: мокрый снег, ветер, под ногами - сплошные лужи. Уже добравшись по нужному адресу, позвонил по мобилке, - я уже, мол, под домом, какой подъезд? Бабулька ответила, - Подъезд напротив мусорных баков, квартира пятьдесят девять. Он тогда еще подумал, что она, - номер подъезда своего не знает? Нашёл. Нажал цифры пять и девять. Тишина, дверь не открывается. Повторил несколько раз. Опять набрал бабушку. С балкона тогда ему еще за шиворот пару мокрых капель попало, - фу!, аж передёрнуло. А бабулька ему и отвечает, - Ну, дак, милок, а кто же тебе откроет? Дома-то нет никого! Игорь даже опешил, - А где же она? на хера он тут под дождём мокнет? - Да буду я сейчас! - продолжила  бабка. - Через сколько? - закипая, рявкнул Игорь. - Вот как дойду, так и буду! - ответ был лаконичен и очередной раз заставил подумать об адекватности клиентки. Но дальше, на удивление, всё сложилось наилучшим образом. Поскольку в продаваемой квартире никто не жил, а из обстановки в квартире был только никому не нужный старый хлам еще советских времён, Игорь предложил бабуле, этому божьему одуванчику, - Что вы будете таскаться туда-сюда, когда я покупателей буду приводить? Дайте мне ключи, - я сам буду показывать квартиру, и вам по телефону докладывать. Старушка, звали её Анна Ильинична, сначала забоялась, - Ну…не знаю. Я-то у дочки живу, тут рядом, хочешь, пойдём у неё спросим, - как она скажет? А вот дочка согласие дала без разговоров. Так Игорь стал обладателем, на сленге брокеров и риэлторов, жирного «эксклюзива». Но не зря говорят, что в жизни всё чередуется, как полосы на зебре.   Как известно, крупные неприятности с окончанием на «ец» подкрадываются незаметно. Позвонила Марина, секретарша шефа, - Игорь! Срочно зайдите к Григорию Романовичу! Игорь внутренне напрягся. Не любил он такие неожиданные вызовы к начальству. Да и кто их любит? Когда не знаешь, что тебя ждёт, невольно что-то сжимается. Шеф, вальяжно развалившийся в высоком кожаном кресле, был в благодушном настроении. Это было видно сразу по его общему расслабленному состоянию, странной рассеянной полуулыбке, блуждающей по лицу. - Садись! - бросил шеф Игорю. Игорь сел за приставной столик, - разговор, видно, предстоял некороткий. - Жалоба на тебя поступила, - произнёс Григорий Романович. Тело Игоря отреагировало на новость не только сфинктером. Он сглотнул невесть откуда взявшуюся слюну и только хотел спросить, - От кого?, как шеф уже ответил ему, - От Анны Ильиничны. На душе Игоря отлегло, - Ну на что могла пожаловаться эта старая курица? Он чист аки… Тут мозг Игоря замешкался, и вместо какого-то правильного и приятного слова почему-то выдал киношное, - Паки. В этот момент шеф продолжил, - Говорит, что у неё из квартиры, что ты продаёшь, вещь пропала. - Какая? - насторожился Игорь. Григорий Романович позволил себе театральную паузу, затем растянулся в улыбке, - Утюг. Дорог он, говорит, ей. Муж покойный сто лет назад, когда молоды они еще были, на день рождения ей как-то подарил. Игорь даже покраснел от обиды и возмущения. - Григорий Романович! Что за бред? Да я даже не смотрел, что там у неё за хлам был в этой квартире. На фига мне? Ну вы же меня понимаете? Григорий Романович, продолжая улыбаться, смотрел на Игоря. Хитро так смотрел. С ленинским прищуром. И молчал. Игорь не выдержал этого психологического прессинга, и выплеснул свои эмоции наружу, - Григорий Романович, ну вот скажите, - вы бы взяли какой-то старый утюг из квартиры, которую мы продаём за восемьдесят тысяч уе? Григорий Романович взглянул на свои бриллиантовые запонки, золотую заколку на дорогом итальянском галстуке и весело ответил Игорю, - Да у меня вроде как всё есть! На хера мне бабушкин утюг? А у тебя есть утюг? - Ясное дело, - обиженно ответил Игорь - Ну ладно, - посерьёзнел Григорий Романович, - Сходи к этому заслуженному ветерану стахановского движения, и уладь вопрос. - Да я ключи ей отдам. Пошла она…, - возмутился Игорь. - Ну, как хочешь. Твоё дело, - ответил шеф, - Но: культурно, вежливо, деликатно. Мы - серьёзное агентство, нам имиджевые потери не нужны. Усёк? - Конечно, Григорий Романович, - демонстрируя полное понимание, ответил Игорь, - Будет сделано в лучшем виде.   Вечером этого же дня он подъехал на квартиру бабкиной дочки. Звонил долго. Видно дочка еще не пришла с работы, а бабка то ли плохо слышала, то ли медленно шкутыльгала к двери, то ли долго возилась с замком. Наконец, дверь открылась. Подслеповатыми глазами Анна Ильинична взглянула на Игоря, похоже, и не признав его сразу. Но Игорь решил не рассусоливать. С силой он бросил связку ключей от квартиры бабке под ноги, - Да пошла ты нахуй со своим утюгом! Внутренний голос мягко подъебнул, - Ай, молодца! Всё как шеф говорил - культурно, вежливо, деликатно.   …А утюг реально хуйовый был. Через полгода Игорь его и выкинул.   А через полчаса после того, как утюг попал в мусорный бак, его вытащила оттуда грязная и трясущаяся рука бомжа. И утюг очутился в клетчатой полиэтиленовой сумке. Размером с хороший чемодан. Но ненадолго. Потому-что через час уже был сдан в пункт приёма вторчерцветмета. Пополнив собой груду полуржавых и никому не нужных металлических изделий ширпотреба былых лет, дырявых кастрюль, вёдер, мотков проволоки и строительной арматуры. Но утюгу здесь понравилось: во-первых, в коллективе всегда веселее, как там - на миру и смерть красна?, а во-вторых, - интересно, опять же, какие приключения их ждут, что дальше будет? А дальше их погрузили в КаМАЗ, который отвёз на железнодорожную станцию. Где перегрузили в вагон товарняка. Состав формировался для отправки металлолома на ближайший металлургический комбинат. На переплавку. Но утюгу всё было вновь, и потому интересно - куда повезут, что он по дороге увидит, и главное, теплилась надежда, - может эта новая жизнь будет лучшей, чем прежняя. Хотя, когда поезд тронулся, и до их вагона донесло дым и гарь от тепловоза, странным образом, можно сказать - неожиданно, этот запах почему-то заставил утюг вспомнить то уже далёкое время, когда им, молодым, гладили детские пелёнки, распашонки, колготки, чепчики. Тот едва уловимый запах - запах маленьких детей, еще молодой, распарившейся от глажки Ани, запомнился ему на всю жизнь. И сейчас у него, у старого дурака, даже мелькнула сентиментальная, но, конечно-же, дурацкая мысль, - Может, еще всё и наладится, и заживу какой-то новой жизнью. Пусть помечтает. Столько прожил, столько видел, столько…да чего там, - заслужил. На беду, в жизни часто так бывает: лучше не знать…


Возврат к списку


Александр Чистович 09.11.2016 22:03:00

По-моему этот утюг был женского рода. Хм, кстати ... э...- утю-жи-на. Угу, Шева, это что, твоя литпародия на Клинтоншу, так и не ебаную в рот Блином, поскольку он только Монике гланды разглаживал, ДА?
Да и хуй с ней с политикой: все они - пасцытутки!

Александр Чистович 09.11.2016 22:06:20

Не, она не проститутка: она жёваный гондон женского рода, который разбухшие от гамбургеров прочие пиндосы выбросили вчера на помойку как тухлый собачий хуй

Андрей Кумаков 10.11.2016 12:12:25

Мудак ты дядя. И рашковский прихвостень, лижущий жопу Вовану.

Sanya-Kasanya 10.11.2016 12:19:03

Не сотри язык, гнида, клизму будет некуда ставить с климактерическими выделениями ёбаной в  ноздрю Клинтонши. АС один из первых идеологов РТ на начало девяностых и лексикой владеет грамотно. Смотри Вику-педерастку.
А с Вованом пересекался. Жили в одном районе

Шева 10.11.2016 22:02:07

Эх...други. Я вообще-то о другом писал.

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости
Я увидел во дворе стрекозу.
(А. Розенбаум)
«Христианин ты или иудей,
Коран ли держишь в помыслах своих,
молясь о счастье собственных детей,
подумай хоть немного о чужих»…

Я увидел во дворе стрекозу,
Дверь открыл и побежал босиком,
Громыхнуло что-то словно в грозу,
Полетело всё вокруг кувырком.
Пеплом падала моя стрекоза,
Оседал наш дом горой кирпича,
Мамы не было а папа в слезах
Что-то страшное в небо кричал.
Зло плясали надо мной облака,
Мир горел, его никто не тушил,
Кто-то в хаки меня нёс на руках,
Кто-то в белом меня резал и шил.
Я как мог старался сдерживал плач,
Но когда, вдруг в наступившей тиши,
Неожиданно заплакала врач
Понял, что уже не стану большим.
Умирает моё лето во мне,
Мне так страшно, что я криком кричу,
Но кто в этом виноват а кто нет
Я не знаю… да и знать не хочу…
Мне терпеть уже осталось немного,
И когда на небе я окажусь,
Я, на всех на вас, пожалуюсь Богу!
Я там всё ему про вас расскажу…

(Автор слов — Олег Русских)