Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
16.01.2019

По спирали

Два весёлых и пенящихся шампанским дня рождения и улетающее после обеда в дальние края высокое начальство, - что может быть лучше для достойного завершения рабочей недели? Это был чудэрнацький день. Когда происходит и сбывается всё, чего ты хочешь. Вернее, даже не так. Когда происходят события, о которых ты даже подумать не мог, а они обрушиваются на тебя приятной неожиданностью. Типа - напали деньги. Или - выигрыш в лотерею. Когда весь мир подыграл тебе. Понятно, что такие дни бывают очень редко. Потому они так и запоминаются. Стояло начало лета. Было уже тепло, - как летом, но еще не так жарко, когда лето добирается к своему экватору. Комов вышел за проходную конторы и остановился, прищурившись. Отражаясь от белых квадратных плит, после полумрака проходной солнце казалось излишне, вызывающе ярким. Но глаза привыкли быстро. Комов стоял в двух метрах от входа в заведение. Бар назывался Джеппсен. Для тех, кто не знает, Джеппсен, Элри, - это американец, который в далёком тысяча девятьсот тридцать четвёртом году придумал прообраз современных аэронавигационных карт. По слухам, бар открыли аэрофлотовские ребята, которые в силу бардака начала девяностых оказались не у дел. По крайней мере, название бара, то, что его стены были оклеены не обоями, а настоящими аэронавигационными картами, потолком был купол парашюта, а на стенах висели десятки цветных фотографий различных типов самолётов, эту легенду подтверждало. Для Комова, в своё время закончившего авиационный, весь этот антураж был как бальзам на душу. Хозяин бара, высокий крепыш Андрей, моложе Комова лет на десять, очень тщательно следил за музыкой, звучавшей в баре. Никакой попсы и шансона. Музыка была строго определённой направленности. В основном это был блюз-рок: Marcus Miller, Tony Joe White, Santana, Gary Moore… Иногда - классика. Рока, конечно. Незаметно сложившиеся дружеские отношения Комова с Андреем, да и географическая близость к проходной его конторы сделали для Комова бар любимым, как он его называл, - «придворным» баром. Комов уже было взялся правой рукой за поручень входной двери, сделанной, кстати, из шипастого титанового листа настила рампы транспортника Ан-26, как вдруг его осенило, - а почему бы ему не посидеть в баре не одному, а  с какой-то красивой девчонкой? Проблему - где её взять?, Комов в чудэрнацькие дни решал незамысловато. Он отходил от входа в бар двадцать метров вперёд, становился посредине широкого тротуара и в толпе обтекаших его пешеходов выискивал личико или фигурку, которые бы ему глянулись. Приглашение выпить чашечку кофе принималось обычно как у поручика Ржевского, - с вероятностью пятьдесят на пятьдесят. Что Комов считал вполне хорошим результатом. Вдруг он еще раз отчётливо понял, что сегодня судьба явно благоволит к нему. Навстречу ему в толпе неспешно двигались две девчонки-близняшки. Лет семнадцати-восемнадцати. В одинаковых белых блузочках и коротких расклешённых юбочках-шотландках. В классических бордово-зелёных тонах. Они выглядели кукольно, но очень мило. Как две куклы Барби. Или два котёнка. Комов без раздумий бросился вперёд. Как истребитель-перехватчик навстречу самолёту-нарушителю государственной границы. Чтобы принудить его к посадке. Может потому, что их было двое, а Комов - один, может еще почему, но, как потом оказалось - Аня и Таня, безропотно пошли за Комовым. На посадку в бар. Почему-то, правда, громко смеясь. - Ну, не надо мной же! – решил Комов. Когда сели, Комов было забеспокоился, - Как же я различать их буду?, но проблема разрешилась очень даже просто. Во-первых, одна девчонка села слева от Комова, вторая - справа. Кто именно? Да какая разница? Левая и Правая. Во-вторых, одна больше молчала, вторая, наоборот, - щебетала. Точнее - тарахтела. За двоих. В третьих, когда девчонкам принесли заказанные Комовым шарики мороженого, и те придвинулись ближе к столику, чтобы случайно не капнуть мимо креманниц, Левая, молчаливая, стала раз за разом касаться его ноги своей голой коленкой. А Правая - почему-то нет. Так что - что тут различать? Да и различать особо было нечего. Приехали из *, поступать. В политехнический. Говорят, в сравнении с другими институтами конкурс поменьше. Хитрый Комов взял девчонкам кофе по-ирландски, с каплей виски. Кому - капля, а кому… Поэтому то ли от кофе, то ли от атмосферы бара близняшки постепенно разговорились, даже Левая. Комов лишь изредка задавал наводящие вопросы, больше молчал, попивая свой коньяк. Как большой, умудрённый жизнью котяра. Возле двух мышат-несмышлёнышей. Над их столиком, давно облюбованном им местом в баре, на стене висела гипсовая фреска. Подарок Комова бару. Подарок был привезен из Греции, из славного города Афины, и обошёлся Комову в тридцать евро. И несмотря на это, был категорически отвергнут как домочадцами, так и сотрудниками. Точнее - сотрудницами. Кто постарше, - помнит, как в одно время в моде был анекдот про летающий хуй. Когда у Фантомаса раздаётся телефонный звонок, - Сейчас вас посетит летающий хуй, а Фантомас отвечает своим коронным, - Ха-ха-ха…, ну а потом…Понятно, да? Так вот, на фреске было изображено два летящих по небу члена. С крылышками, как у ангелов. Тогда, в полумраке греческой сувенирной лавки, Комов решил, что это летят две свинюшки. Оказалось - ошибся. А вот Андрею подарок понравился, - авиационный. Не акцентируя внимания на фреске, Комов стал рассказывать близняшкам прикольные моменты из командировки в Грецию. Что можно было рассказать. Те слушали, широко раскрыв глазёнки. Смеялись. Комов же чувствовал себя султаном. Которому привезли новых наложниц. Из динамиков послышались звуки очередного щемящего блюза Гари Мура. Nothings the Same - узнал Комов. Усмехнулся - символично. Неожиданно он прервал свой рассказ, оборвав его на полуслове. Кольнуло сердце. Здорово кольнуло. А потом заныло тупой болью. И он вспомнил опять то, что так хотел забыть. Что нельзя было вспоминать. Да и не нужно…В голове мелькнуло, - Ох, как не вовремя… По выражению лица Комова девчонки поняли, что ему худо. - Что с вами? Может воды? Комов скривился, - Да нет, не надо. Но девчонки не успокоились. Левая достала из сумки какую-то таблетку, которую Комов успешно проглотил. - Давайте мы вас доведём, куда вам надо! Или скорую? Пересиливая себя, Комов попытался ухмыльнуться, - Да нет, девчонки, это уже совсем лишнее. - Так а что это было? – спросила Правая. Комов попытался отшутиться, - Да вам лучше не знать. Просто вспомнил кое-что… …Расстались всё-таки возле проходной. Договорились, что в выходные Комов им позвонит. Молодые прапорщики с завистью смотрели на Комова. - Знали бы, что нехуй завидовать, - устало подумал Комов.   А через два месяца ему в руки попала книга со странным названием - «Пинбол 1973». Которую, не отрываясь, он проглотил за один вечер. И вспомнил тот чудэрнацький летний день и поразился. Полное дежа-вю. Тридцать лет спустя. Хештеги: родной бар, блюз-рок, девочки-близняшки. Такие дни выпадают нечасто. Как и высокий результат в пинболе. Но в соответствии с третьим законом гегелевской диалектики случаются обязательно. Ибо всё движется по спирали. Пусть даже и с некоторыми небольшими отличиями. Например, херово, конечно, что он не Харуки ни разу. И даже не Хатико. И с близняшками так и не переспал. Но ничего страшного. Может, на следующем витке?


Возврат к списку


Яблочный спас 17.01.2019 13:29:31

На следующем витке, вероятно, будет то же самое.
Не спираль - кольцо...

Винсент Килпастор 17.01.2019 13:36:55

Лента Комова-Мебиуса
Хэштеги - очень аккуратно выточено, без заусенцев
Комов в своем амплуа, спасибо клафелину не ебнул девочкам в кофе))

Винсент Килпастор 17.01.2019 14:39:51

У нас две крымские татарочки были близнюки)) Эмма и Эсма - я всегда между ними садился - Эмме я нравился, а меня почему-то влекла Эсма - хотя у нее с утра пвхло изо рта)
Иняз корошо - два-три парня на группу баб - одну отыграешь - встанут в очередь)

Александр Чистович 26.01.2019 00:05:51

Аналогичный случай произошёл с нашей полковой козой Машкой, т.е. со мной лично. Взял лет 50 назад в Метрополе бабца, привёз домой, чего-то выпили, легли в койку и... пиздец... я вырубился.
Бляха-муха, ведь жил-то я тогда с предаками...
Поутрянке, как водится, бабца я наблюсти не смог в силу её отсутствия, а также стоявшей на столе разной антикварной утвари, перешагнувшей три войны и 5 революций.
И каким-то необъяснимым образом пропал рюкзак, томящийся не первый год на высоких антресолях.
Такие, вот, пироги-цветочки.

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости
Я увидел во дворе стрекозу.
(А. Розенбаум)
«Христианин ты или иудей,
Коран ли держишь в помыслах своих,
молясь о счастье собственных детей,
подумай хоть немного о чужих»…

Я увидел во дворе стрекозу,
Дверь открыл и побежал босиком,
Громыхнуло что-то словно в грозу,
Полетело всё вокруг кувырком.
Пеплом падала моя стрекоза,
Оседал наш дом горой кирпича,
Мамы не было а папа в слезах
Что-то страшное в небо кричал.
Зло плясали надо мной облака,
Мир горел, его никто не тушил,
Кто-то в хаки меня нёс на руках,
Кто-то в белом меня резал и шил.
Я как мог старался сдерживал плач,
Но когда, вдруг в наступившей тиши,
Неожиданно заплакала врач
Понял, что уже не стану большим.
Умирает моё лето во мне,
Мне так страшно, что я криком кричу,
Но кто в этом виноват а кто нет
Я не знаю… да и знать не хочу…
Мне терпеть уже осталось немного,
И когда на небе я окажусь,
Я, на всех на вас, пожалуюсь Богу!
Я там всё ему про вас расскажу…

(Автор слов — Олег Русских)