Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
28.07.2019

Одержимые пляской

Автор: повасик

Не хватало в фирме всем. Младшим менеджерам не хватало по тому, что их зарплаты не могло хватить по определению.

Менеджерам не хватало по тому, что их дохода могло хватить очень не на много по всем меркам.

Старшим менеджерам не хватало по тому, что потребности у них были уже не как у простых менеджеров, а на большее хватить не могло.

У завотделом не хватало по тому, что доход их как у многих наемных работников не рос, а к своему они уже привыкли и соответственно, он им надоел.

Не хватало даже владельцу, Александру Люциевичу. Поскольку, на этом уровне самые большие затраты и на них уж точно не каких денег, паче в Росси, не хватит.

Дабы хоть как-то исправить положение воровали все. Ну или точнее, почти все. Младшие менеджеры воровали только в мечтах, потому что по определению младшему менеджеру украсть не чего.

Менеджеры воровали у младших менеджеров.

Старшие менеджеры у менеджеров и клиентов.

Начальники отделов у всех.

Не воровал только владелец Александр Люциевич, потому как фирма принадлежала ему, а остальное это уже не воровство, а бизнес.

Каждый имел присказку. Сейчас такое время.

Тот, кто без денег, вестимо утешал себя мыслью, что такое время, а оно пройдет и гроши появятся.

Те, у кого были деньги, тоже говорили, что время сейчас такое, дабы не платить причитающегося.

Даже владелец, Александр Люциевич, произносил эту фразу все чаще и чаще. Самое страшное было в том, что он не лукавил.

Фирму несколько поджали. То ли конкуренты, то ли власть. То ли собственная глупость, но реально объемы сократились.

Даже из помещения офиса народ переехал на один из складов. Поскольку тот пустовал, а чего платить за офисные площади в городе.

Помещение было реально складское, с высокими потолками из-за чего витала ощущение какой-то пустоты. Плюс работы у персонала убавилось, равно как и зарплаты. Сокращения еще не наступили, но грели.

Народ работал вполне надежный, а соответственно скучный, тупенький и пакостный.

Увлечений значилось мало. Рыбалка, романчики. Машины. Один настольным теннисом фанател. Так его чуть ли не за фрика держали.

Что делать время ненадежных работников с творческими способностями прошло. Люди соответствовали времени и бизнесу. Ценилась надежность.

Однако пустота витала не только в пространстве офиса-складов, но и в сознание трудящихся. Почему не сокращали, народ понять не мог. До той поры пока не разнесся слух, что к Александру Люциевичу приезжает его деловой партнер из вражеской Америки. Поговаривали мол бизнес такого тупаря как Люциевич только и существует благодаря этому партнеру. Так бы стал их генеральный одним из … Да короче не важно кем он стал, бизнес, как и история слушательного склонения не имеет.

Партнером являлся не кто иной, как родной дядя Александра Люциевича. Рева Иванович. Племянник не мог показать дяде чахлость фирмы. Потому как возник бы вопрос.

-Куда, Саня, ты мои гроши дел?

Вот почему коллектив пока и существовал в полном объеме, с неполной зарплатой.

С одной стороны, делать было решительно не чего, с другой народ по ходу изобретал препятствия для каждого подчиненного. А подчиненные, в свою очередь, искали материал для деятельности. Такая ситуация как не странно привела к еще большему финансовому краху. Поскольку младшие менеджеры, которым было не чего украсть, стали срываться на клиентах и так не многочисленных.

Как улучшить психологический климат? Времена корпоративных игрищ прошли. Да и денег на это не значилось.

Предложено было вернуться к истокам. А именно разрешить на предприятие социальные сети. В стародавние годы следили, дабы кто и с телефона не дай бог какую эсэмеску не послал. А сейчас сиди да пиши, что хочешь.

Народ в свое время нажрался электронными играми и пользовался сим благом цивилизации как-то вяло.

Поскольку своим силами справиться не удавалось, для поднятия корпоративного духа в фирму прибыл новый, специально обученный, человек. От куда? Ну явно не по объявлению на сайте Хедхантер. Опять же зловещие слухи донесли что это ставленник чуть ли не самого Ревы Иванович, агент госдепа, иными словами.

Звали нового работника, с загадочной должностью, не мене странно. Стефан Александрович. Да да, именно не Степан, Стефан. Внешне он тоже был не зауряден.

-Что за мальчик? - Подумали все, как только увидели его. Это чей-то сын? Кто привел на работу ребенка.

Стефан Александрович действительно напоминал, ну не ребенка, конечно, а подростка. Лет тринадцати. Хотя по официальным документам ему значилось двадцать восемь. Голос, кстати имел вполне взрослый и прокуренный, что контрастировало с внешностью.

Первое, что начал делать, это бороться с курением. Курить теперь было нельзя не только в офисе, но и в ста метрах радиуса. Из-за чего люди стали подвижней и стройнее, пока добежишь на нужную дистанцию вспотеешь.

Чуть позже он запретил разговаривать во время работы, на не производственные темы. За нарушения снимались баллы, а за ними деньги.

Еще ввел запрет на чтение художественной литературы. При чем в рабочее или не рабочее время, в договоре не оговаривалось. Надо сказать с этим он переборщил. Народ в фирме и так не читал.

Да нервозность не уменьшилась, а увеличилась. Стефан же неспешно знакомился с коллективом. При чем род его разговоров был загадочен. Этакий свой парень жалуется на жизнь. Работники, конечно, держали язык за зубами, опасаясь нового сотрудника.

Впрочем, познакомившись с народом Стефан перешел на виртуальное общение. Добавился каждому в друзья на Фейсбуке или контакте. У кого не было страничек или шифровались заполз через вацап. Сказать, что он проталкивал какой-то определённый формат общения нельзя. Одним слал забавные ролики, другим картинки.  Третьих поздравлял с датами, спрашивал о рыбалке.

Одно слово- друг.

Работать Стефан стал на удаленке, время от времени появляясь в офисе, дабы перетереть что-то с Александром Люциевичем.

Люди, кстати от безделья, какой-то не понятной тревожности неопределённости, запрета пьянства, курения и повышенной нравственности стали все больше времени тратить на интернет. При чем не с задачей купить-продать, обогатится знаниями, а с целью общения. Разговоры в офисе, как помните, были сведены к минимуму.

Обычное утро было прервано возгласом менеджера Артура.

-Ух ты. - Возгласом он нарушил молчание, тем самым дав повод для снятия баллов. Сам того испугался. И больше не беспокоил эфир.

Однако у всех сотрудников появилось сообщение от Артура.

Вернее ссылка. На ней значилось, что журналист, по определению борец с системой, задержан подлыми ментами. Вся прогрессивная общественность встала на защиту.

Фокус был в том, что мятежный журналист как две капли воды напоминал самого менеджера Артура. Во всяком случае, внешне.

Наружность была не больно примечательной и двух слов в интервью он не вязал. Чем, надо сказать, напоминал многих работников фирмы.

Фамилии журналиста раньше никто не слыхивал и его трудов не читал, однако симпатии вестимо были не на стороне продажных мусоров.

По поводу идеологии. Если оглянуться назад, буквально на пару лет, царил в фирме культ государственности самодержавия и народности, ну или что-то сродни этому.

За последние же два года, среди коллектива стали преобладать либеральные ценности. Даже модно было найти у себя какую-то восьмушку еврейства. Ну или четвертую. Больше тоже не приветствовалось. Да и не было.

Объяснялся сей крен толи прессингом фирмы со стороны госорганов, толи ориентаций владельца Александра Люциевича на запад, а именно на родного дядю, Реву Ивановича.

Журналист-диссидент на ролике дергал руками и ногами, выгибал спину. Толи его так перло, толи выражал журналистский протест режиму.

Про новость через полчаса забыли. Пока опять уже не от Артура, а от другого менеджера прокатилась рассылка.

-Известный писатель приковал себя наручниками к стойке в Макдональдсе. Даёт интервью.

Оно сводилось к следующему.

-Доколе. Чаша терпения народа переполнена. А задержание журналиста и было той порцией, которая переполнила сосуд терпения. -

Под постом шли комментарии. Что-то около тысячи. Все, кстати, справедливые. Встречались отдельные ватники, приспешники режима, но они тут же тонули в потоке матерщины.

Дальше больше. Прогресивные лидеры слаборазвитых, но демократических стран, выступили за простого парня.

В это день клиентов и проводок в фирме практически не было. Тревожная скука заполнилась вполне приятным шоу. Работники как один бросились учувствовать в виртуальной дискуссии.

Наступило время обеда. Тот академический час, когда разрешалось говорить, курить и принимать пищу. Поскольку, последнее действие требовало времени, то на первые два его оставалось мало.

Но сейчас народу было не до жратвы. Обсуждали вопиющий факт.  Имелось несколько недоумков, которые не могли понять, кто же все-таки главный действующий герой.

От куда он взялся?

Почему к банальной ситуации приковано внимание столь высокооплачиваемых особ?

Внимание на этих офисных идиотов не кто не обращал.  Как известно, в любой деревне есть свои сумасшедшие.

Немножко удивило внезапное появление Стефана Александровича. Он редко появлялся в обед. Всегда с утра. Мирно стоял рядом с дискутирующим коллективом и светился своей детской улыбкой.

После обеда в офисе подвалило работы и политические страсти подзаглохли.

Правда, на следующее утро возобладали вновь. Оказывается, пока дремучие работники нашего офиса спали, по стране прокатилась волна митингов в поддержку журналиста. По масштабом сравнимым с первомайской демонстрацией восьмидесятого года.

Супостаты в касках растаскивали свободолюбивых граждан. Пытаясь сломить сопротивление менеджеров.

Известные артисты, оппозиционеры, художники и просто гомосексуалисты, по зачину великого писателя, приковывали себя наручниками ко всему что попадется. От стоек в метро до кровати на собственной даче.

Менеджер Артур, столь схожий чертами с героем, сидел за компом в дымину пьяный. Понимая, что кого-кого, а его не выпрут.

Буря протеста в инете не стихала. По комментариям такое впечатление, что приспешников режима изжили на корню. Либо вырубили им избранно интернет.

Журналиста отпустили. У зала суда толпа встречала его, что тебе Гагарина.

Речь у героя стала более связанна, но все равно не выходила за человеческие возможности, на уровне менеджера Артура.

Враги, однако, не сдавались. Откуда-то на ютубе выползло видео с мятежником, стоявшим на четвереньках, мычавшим не что не членораздельное и пытавшимся пуститься в путь на четырех конечностях.

Однако это компрометирующее, на первый взгляд видео, не убавило, а преумножило позиции героя.

-Даже на коленях мы будем свободны. -

Собственно этот лозунг начал появляться на множестве страниц и роликов в инете. Пробежало и на государственных каналах. Правда мельком, на полчаса.

Возможно, в другое время народ в офисе не столь явно переживал бы за судьбу свободы, но на фоне полной пустоты и не приспособленного складского помещения даже мысли отдавали эхом.

Обеденный перерыв на сей раз напоминал уже прямо митинг в поддержку отпущенного героя. Мальчик Стефан как не странно опять появился на работе. Со своей ангельской улыбкой.

После обеда снова постихло. Разве что пару работников было избито, не сотрудниками правоохранительных органов, а сослуживцами. За то что один усомнился в журналистских дарованиях героя. Якобы почитал его статьи в инете и несколько разочаровался простой стиля, лаконичностью мысли и народной мудрости от бабки с лавки. Так подлец и произнес.

Второй отщепенец, младший менеджер, просто отмалчивался. Явно затаив мысли против демократии и сочувствуя ментам.

Наваляли изрядно.

-Пускай спасибо оба скажут, что не убили. -Пнув, напоследок ногой, произнес брат героя Артур.

Следующий день торжествовали победу. Журналист был полностью оправдан. Офис ликовал.

А по всему интернет-сообществу шла акция.

-Даже на коленях-

 В знак победы и общий солидарности каждый выкладывал видео, где он становился на четвереньки и ползал по ближайшему ареалу местности. От кабинета до Антарктиды. Женщины демократки, не критичного возраста, порой смотрелись очень сексуально.

Народ в офисе продолжал ликовать. Младшие менеджеры целовали менеджеров. Менеджеры старших менеджеров. Начальники отделов всех, кого посимпатичней.

Не обнимался только генеральный, Александр Люциевич. Стоявший на отдаление и задумчиво глядевший на сотрудников.

Появился от куда не возьмись Стефан Александрович. С ящиком водки и упаковкой шампанского. Бухать в честь победы разрешалось. В этой победе была как не как и малая толика работников офисов. Одних только комментариев и матерщины в соцсетях ими было написано на годовой тираж газеты Правда в застойные годы.

Нажравшись, каждый начал делать селфи на знаковый ролик.

Даже на коленях мы будем свободны.

Иными словами, значительная площадь офиса, освобожденная заранее кем-то от мебели, заполнилась ползающими на четвереньках сотрудниками. Пытающимся разумеется запечатлеть себя и друзей в нужном ракурсе.

Стефан Александрович и Александр Люциевич мирно стояли в сторонке. Посматривая на ползающее великолепие.

Потом перемигнулись.

Стефан, как волшебную палочку, достал из-за пазухи дудочку и затянул неведомую мелодию. Довольно, кстати, складно.

Народ, не подымаясь, вознес взоры на пастушка. Тот не прекращая играть двинулся к открытой двери выхода. Люди поползли за ним.

Стефан вывел четвероногий коллектив во двор. Благо складское помещение располагалось на первом этаже.

Пританцовывая и наигрывая, с грацией фавна он повел стадо к воротам. Сотрудники ползли весело, но немножко не синхронно.

Впереди со скоростью борзой несся Артур. Брат героя.

Вся многочисленная процессия выползла на улицу. Та кстати была перекопана. Канава, что тебе крепостной ров, преграждала маршрут.

Дорожные рабочие, завидя ползущую толпу, замерли чисто в немой сцене.

Канава впереди не смущала работников офиса. Первый со всего четвероного разбега туда свалился Артур. Та, впрочем, была не так глубока. Внизу малость глины и воды. Травм не каких не предвещалось. Правда, куча отрытой рядом земли так и просилась на лопату и назад в канаву. За Артуром еще кто-то сиганул в яму. Стефан, остановившись рядом продолжал свою мелодию.

Звуки его инструмента и странное действие толпы было внезапно прервано сиренной.

Нет не заводской, а сиреной подъезжающего от куда-то сбоку кортежа машин. Кортеж реально был странен. Два мощных мерседеса. Ну это ладно и волга. Газ-21. Горбатая такая.

Александр Люциевич, шествующий на своих, двои позади процессии сотрудников, дал какую-то отмашку Стефану. Тот в свою очередь перестал играть.

Все застыли. Каждый, где стоял и на чем стоял.

Из волги вылез кто бы вы думаете?

Хрущёв. Ну или его двойник. Та же рожа с ушами. Комплекция даже бородавка, которая якобы была у исторического персонажа.

Один из стоявших на коленях, начальник отдела, явственно прошептал. Так что стало слышно всем.

— Это дядя нашего Александра Люциевича. Рева Иванович. Я его раньше один раз видел. -

Почему американский миллиардер Рева Иванович, ранее известный фарцовщик с Апрашки Репа, так напоминал источника оттепели, можно только догадываться. Ну в принципе Хрущёв тоже имел право на внебрачных потомков.

Рева Иванович Хрущев злобно глянул на стоящие в коленно-локтевой позиции кадры и свирепо рявкнул.

-А ну на ноги суки. На ноги, мать вашу. Я вам покажу Кузькину мать и для чего прямохождение создано. Расклячались пидо…-

Дальше просто поток нецензурной брани с энергетикой настоящего миллиардера.

Для пущего эффекта Хрущев достал свой мобильник в золотом корпусе и со всей дури начал стучать им по капоту соседнего мерседеса. Вмятин, впрочем, не оставляя. Очевидно бронированный.

Народ, повинуясь неведомой воле, реально начал вставать на ноги и застенчиво отряхиваться. Последнем из канавы вылез в смерть перепачканный и протрезвевший Артур.

-Молодец. Сгодятся твои орлы. - Рева Иванович подошел к племяннику Александру и крепко его обнял.

Затем обхватил улыбающегося Стефана, приподнял и поцеловал в засос. Тот только засучил ножками в воздухе.

Хрущев еще раз, не по-детски, выматерил сотрудников, помахал шляпой. Сел в волгу и вместе с кортежем под сирены удалился.

Перепачканные сотрудники с жутким страхом, постояв полчаса в оцепенение, двинулись назад к рабочим местам.

На сей раз хватило всем.

 

Про те события попытались забыть. Это было не сложно, поскольку многим они казалось сном, а шумиха в прессе и инете моментально стихла.

Еще, спустя недолгое время, в фирме начались мощные сокращения. Кроме основного костяка вычистили всех. Не выдав, разумеется, причитающегося пособия.

Многие, кстати до сих пор судятся. Но тщетно. Потому как якобы и самой фирмы не существовало.

Лучше всех устроился Артур. Он уволился буквально на следующий день после загадочных событий.   На гребне, на тот момент еще не стихшей популярности своего двойника, и апеллируя демократическими ценностями легко нашел высокооплачиваемую работу.

Пить перестал. Духовно и профессионально развивается. Сейчас ударился в веганство.



Возврат к списку


Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости