Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
27.11.2019

Учитель танцев

Автор: Шева2
- Так это одно и то же! - А вот и нет! - Да я тебе говорю! - Ну и что, что ты говоришь? А я читала! - И чем же они отличаются? - Во-первых, у них разная целевая аудитория. Педофил - он по детям. А насильнику возраст без разницы. Во-вторых, - мотивы. У насильника - это обычное звериное либидо, а у педофила оно еще отягощено когнитивным диссонансом, обычно связанным с сексуальными домогательствами в детстве. И в третьих: если для насильника это акт агрессии, вызванный общим негативным отношением к женщине, то у педофила просто в какой-то момент неожиданно отказывают внутренние тормоза. - Ленка, а ты б кого выбрала? - Да ну тебя, Мишка! Типун тебе на язык! И засмеявшись, девочка со всего размаха крепко врезала пацанчику по рюкзаку на спине. В споре двух школьников, судя по возрасту, - семи- или восьмиклассников, которых медленно обгонял Комов, явно победила девочка. - Во дают! – удивился Комов, - Мы в своё время и слов таких не знали. - Потому что не те книжки в детстве читали! – ухмыльнулся внутренний голос.   Встречались, как обычно, в «Парк-отеле». Незамысловатое название мини-отеля, разместившегося в первом этаже девятиэтажного жилого дома, полностью отображало его суть. Рядом - настоящий парк. С двумя небольшими, но уютными прудами. По глади которых в выходные дни лениво скользили прогулочные лодки и катамараны. Заставляя пугливо жаться к зарослям камыша стаи уток, оккупировавших пруды. В конце дамбы между прудами, как огромный плоский гриб или НЛО, торчала круглая стекляшка кафе. Разливайка-наливайка, живой шашлык с дымком. Что еще человеку надо для счастья? А для счастья человеку надо, чтобы было - где. Когда человек не один. И это - главное. А лодки, катамараны и утки с шашлыками пусть себе гуляют. Лесом. Или парком. Так что «Парк-отель» своим существованием удачно реализовывал расхожую фразу: оказаться в нужном месте в нужное время. Которая, как известно, предваряет банальную следующую, еще более приятную: и будет тебе счастье. …Счастье ворвалось в номер где-то через полчаса, как Комов заселился. И сразу начало тарахтеть, почему она задержалась. Комов не особо вслушивался. Просто смотрел на Алину, Алёнушку, - как он её называл, и тихо радовался. В душе в который раз удивляясь, - за что мне такое счастье? Почему сейчас, а не тогда, когда был молод и полон сил, рыл землю и взбрыкивал как жеребец? Потом сам же себе и ответил, - Да какая разница - почему? Радуйся и цени. Порхающую и танцующую перед тобой яркую бабочку. И мечтай, чтобы её существование продлилось для тебя как можно дольше. По своей обычной привычке Алина схватила пульт от телевизора и начала искать музыкальные каналы. Решительно отвергла Стинга, на минорной Russians которого Комов предложил остановиться и, наоборот, аж завизжала от радости, попав на клип Билли Айлиш. - Это же All the good girls go to hell - Все хорошие девочки попадают в ад!, моя любимая! И дурачась как маленькая, запрыгала на кровати. То ли от ритмичной мелодии, то ли от вида раскрасневшейся и возбуждённой Алины, то ли от высоко поднимавшегося во время её прыжков края короткой плиссированной юбки, демонстрировавшей, что под ней - всего-ничего, Комов быстро завёлся… …Уже после, когда расслабленные и умиротворённые они лежали, покуривая, Комов спросил, - Что там в мире? Твоём? Алина начала рассказывать, - У Маринки щенок появился. Бассет-хаунд. Такая лапочка. Я тоже теперь хочу. Вика на каникулах с родителями слетала в Шарм-Эль-Шейх. Не понравилось. Скучно. Ни потанцевать, ни погулять. Милка с Иркой с арабами познакомились. Студенты меда. Прикольно. Девчонки рассказывали -приятные такие, приветливые, доброжелательные. - Кстати, - усмехнулся Комов, и пересказал Алине подслушанный днём разговор школьников. - Да, сейчас время такое, ухо надо востро держать! - с нарочитой, а потому для её возраста даже смешной серьёзностью ответила Алина. - Что в школе? – задал Комов традиционный вопрос. Алина надула губки, - Хоть ты меня с этим не доставай! Для этого у меня есть родители. И бабушка. Улыбнулась, - Тоже мне, надзиратель! Ой, это не то слово, я хотела сказать -наставник! И зашлась смехом, - Фру Фрекен Бок! - И всё же, кто я по-твоему? – потянувшись на кровати, с затаённым интересом спросил Комов. - Ты? – по-девчоночьи хитро улыбнулась Алина, сидевшая на животе Комова. - Ты - учитель! Который, как говорит наша классная, - с большой буквы! И рассмеявшись, упала головой ему на грудь, рассыпавшимися волосами закрыв Комову лицо. Громким шёпотом балованой девочки добавила, - А еще развратник, педофил и насильник! И совсем неслышно, - Но мой. Персональный. Комов счастливо, как даун, улыбался. Почувствовал, как от тепла тела прижавшейся Алины твердеет и длиннеет его хранитель основного инстинкта. - Прям, как у Буратино! Сам же себя и поправил, - Да не, у того ж был нос! Совсем не к месту, как застрявшая в голове заноза, опять мелькнуло недоумение по поводу названия так понравившегося ему вчера вечером рассказа. Из последней книги любимого писателя. Почему - Дидло? Может, наборщик в типографии буквы перепутал?


Возврат к списку


Александр Чистович 27.11.2019 22:37:39

Даже читать страшно.
Бляха-муха.
А вдруг что-нибудь не так?

drew colton 28.11.2019 18:34:06

Шева мастер и самый лучший из современных мастеров короткой ударной прозы

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости