Публикации Написать письмо
Последние публикации

Проза

0
18.03.2020

Вопросы философии

Автор: Шева2
Частые командировки выработали в Комове особенный, поездной настрой. Можно сказать, сделали его в некотором роде стоиком. Когда от тебя ровным счётом ничего не зависит и требуется лишь терпение, чтобы пережить во временных неудобствах перемещение твоего тела от одного вокзала к другому. Временные неудобства создавали, как правило, попутчики. В виде маленьких, орущих и срущих детишек, злобно тявкающих мини-собачонок, а то и просто бессовестно и беззастенчиво храпущих людишек. Редко попадался кто-то, с кем приятно было пообщаться. Наперёд Комов никогда и не загадывал, - бесполезное дело. Никогда не знаешь, как карта ляжет. - Может и лучше, что не знаешь, - с неожиданным энтузиазмом подумал Комов, входя в купе, - Тем приятнее может быть неожиданность! Неожиданность действительно была приятной во всех отношениях. Молодая миловидная женщина лет тридцати с копной густых иссиня чёрных волос  в туго обтягивающей грудь бежевой кофточке приветливо поздоровалась с Комовым. Он забросил свою сумку под лавку и устроился напротив попутчицы. И сразу почувствовал себя неловко. Несмотря на уже недивичий возраст и нехрупкое, а наоборот, где-то ближе к Монике Белуччи телосложение, бёдра попутчицы едва прикрывала вызывающе короткая мини-юбка. Комову даже показалось, что в глубине он увидел маленький треугольник трусиков. Он поспешил отвести взгляд, - Да не может быть…Показалось, наверное. Кто-то внутри хмуро подъебнул еще студенческой шуткой, - Окстись, отец Онуфрий! О вечном пора думать, а ты всё туда же… На столике лежали вещи соседки: косметичка, книга и толстый журнал в синей обложке. С удивлением Комов прочёл название, - «Вопросы философии». Когда поезд тронулся, соседка легла на свою полку и уткнулась в книгу. Комов индифферентно смотрел в окно. Как будто там что-то могло составить конкуренцию живой молодой красавице. - Пойду спрошу у проводнички, когда уже чай будет? – соседка поднялась, сверкнув коленками, и вышла из купе. Раскрытая книга осталась лежать на столике. Комов успел пробежать глазами кусок текста:…Равным образом можно последовать за автором в его утверждении, что любая новая философия, даже если она заявляет о себе в аксиоматической, по видимости чисто логической форме, в действительности взаимосвязана с новой визуальной концепцией Вселенной. Одаряя человечество физическим бессмертием, автор, совершенно очевидно, произвёл глубокую модификацию нашей концепции времени, но главной его заслугой было то, что он заложил исходные элементы новой философии пространства. - Однако…, - уважительно подумал Комов. Кивнув на книгу, спросил у вернувшейся красавицы, - Тоже что-то по философии? - Да нет. Уэльбек, «Элементарные частицы». Комов радостно отозвался, - Читал, читал в своё время! Но - не пошло. Как по мне, «Возможность острова» гораздо лучше! - Согласна! – оживилась соседка, бросив на Комова заинтригованный взгляд. - Кстати, - Александра. Можно - Саша. Слово за слово, - познакомились. Александра, старший научный сотрудник института Академии наук, тоже ехала в командировку, на конференцию. Когда принесли чай, она достала бутерброды, радушно предложила Комову. В качестве ответного хода Комовым был предложен коньяк. - Ну разве что чуть-чуть! – соблюдая неписаные правила поездного политеса, как бы нехотя согласилась Саша. За коньяком общих тем для разговора обнаружилось более чем. От литературы перешли к фильмам, потом к сериалам. Ко взаимному удивлению оказалось, что вкусы у них практически совпадают. Оба сошлись во мнении, что хвалёный английский «Тысяча девятьсот семнадцатый», взявший где-то даже первый приз, - слабая английская патриотическая агитка в духе Никиты Сергеевича. А вот «Джентльмены», последняя работа Дэвида Линча, - безусловно хороши. - И Колин Фаррелл, как всегда, бесподобен! – восхитилась Саша. - Я его еще со времён «Залечь на дно в Брюгге» отметил, - поддержал Комов. Дружно восхитились «Короной», особенно первым сезоном, с Клэр Фой. Ругнули тягомотную и откровенно слабую «Кровавую барыню». Комов почему-то вспомнил «Настоящий детектив». - Сначала понравилось, но потом обилие мата надоело, - пожаловался он. - А я в хитросплетениях сюжета запуталась, - чистосердечно призналась Саша, - А вот Вуди Харрельсон очень даже понравился. Брутальный такой. Как  он в одной из серий, вначале, по-моему, смачно говорит, - Я обычный мужчина. И через мини-паузу добавляет, - С хуем по колено. - Настоящий мужчина! – восхитилась Саша. - Ого! – отметил про себя Комов. И взмолился, - Хоть бы в Брянске никто не подсел! После «хуя по колено» возникла неловкая пауза. Саша, похоже, поняла, что сморозила лишнее. Но очередные пятьдесят граммов коньяка легко перевели собеседников в режим «проехали». - Кстати, - сказал Комов, хотя к чему было это «кстати», он и сам бы объяснить вряд ли бы смог, - вот вы говорите, - «настоящий мужчина». В дочкином гламурном журнале в разделе «Спрашивайте, не стесняйтесь, - расскажем и покажем!» наткнулся как-то на раскованное объяснение, что обязательно должна попробовать настоящая девушка. В сексе. - Интересно, интересно. И что же? - Пять вещей. Первое - анал. - Соглашусь. Хочешь - не хочешь, а надо. Знать. И уметь, конечно. Сначала -  больно, но потом привыкаешь. Саша ухмыльнулась, - И даже где-то начинает нравиться. Тревожные, необычные, но приятные ощущения. - Второе - секс втроём. - Да уж, попробовала. Еще в институте. Жених у меня тогда был. Это я так тогда думала, что жених. Пришёл ко мне как-то в общежитие вдвоём с другом. Девчонки из комнаты на выходные все уехали. Вина выпили немеряно. Уж чья вина, - и не знаю. Утром, правда, стыдно было. Зато есть что вспомнить. Но что там дальше? - Третье - с незнакомцем. - Было, было! Новый год встречали. На квартире. Выпила я лишнего. И положили меня в отдельной тихой спаленке. Отдохнуть. Темно, спокойно, хорошо. Пока потом кто-то не пришёл. И не начал раздевать. А мне как-то - всё-равно…Наоборот - расслабилась. Потом он еще приходил. Хотя, может, и не он? Утром всё смотрела на гостей, - кто же это мог быть? Пришла к неутешительному выводу, - да каждый. Что там следующим номером? - Четвёртое - негр! - В наших палестинах не довелось, да. А вот два года назад удалось попробовать. В Праге. На международной конференции. Был там делегат от Сенегала.  Джабир его звали. Яркий. Во всех смыслах. Чёрный до синевы и блестящий как не знаю что. Да еще высокий, широкоплечий, даже под пиджаком чувствовались крепкие, звериные мышцы. То ли я на нём взгляд больше нужного задержала, то ли действительно так ему понравилась…Запал на меня по-страшному. Я и подумала, - Когда еще шанс выпадет? Интересно же. - И? - Что сказать? Как там, у поэта, - зато «опыт, сын ошибок трудных». Но поняла, что больше с негром не буду. Больно большой у него был. До печёнок, казалось, достал. В прямом и переносном смысле. Сомнительное удовольствие, я вам скажу. Ни фига не райское наслаждение. У вас же не было товарища-сенегальца? - Нет, - честно признался Комов. Зачем-то добавил, - Господь миловал! - Ну и слава Богу. Значит - вам и не надо! – усмехнулась Саша. Затем поинтересовалась, - И что у нас за Шанель на сладкое? - В смысле? – не понял Комов. - Под номером «пять» у вас, или уже у нас, что идёт? Комов, впечатлённый так живо обрисованной мощью Джабира, неведомого ему представителя Западной Африки, очнулся не сразу, - А-а-а…А что пятое, - я и подзабыл-то… - Как же так? – расстроилась Саша, - Как же я теперь узнаю, - она лукаво надула губки, - настоящая я или нет? - Да конечно же, - горячо возразил Комов… - Настоящая, настоящая, - со смехом опередила его Саша. …А в Брянске к ним в купе подсела семейная пара. - Эх! Не с нашим счастьем! – огорчился про себя Комов. И бесславно утихнув, вечер перестал быть томным.   Поезд приходил рано - в семь утра. Утренняя вагонная суета, - туалет, чай, забрать у проводнички билет. Почему-то утром всё было не так, как вчера. Будто вчерашнее было и не с ним, а с кем-то другим. Красивое, как Yesterday, но явно не твоё. А с другими героями. И не по эту сторону экрана. Незримая паутина неловкости спеленала Комова. Саша, расчёсываясь и наводя глянец на лицо, тоже молчала. Вдруг Комов понял, что ему не хочется расставаться. Просто так. - Но что сказать, какой повод придумать? – еще сонные, неповоротливые мысли ворочались в голове тяжело и безрезультатно. Вышли на перрон. Комова встречали. Ругая себя за нелепую стеснительность и косноязычие, он предложил Саше подвезти её. - Да нет, спасибо, - меня тоже должны встречать, - ответила та. - Ну что же - финита ля комедия, - с грустью подумал Комов, - Было - как и не было. Вдруг ему показалось, что Саша тоже медлит. - Ну придумай же хоть что-то, мудак! – взвыл внутренний голос. Саша выдержала крохотную нанопаузу, а потом открыла сумочку, и порывшись в ней, вручила Комову визитку. Усмехнулась, - Вспомните недостающий пятый элемент, - звоните! Будет повод встретиться! Комов остался стоять на перроне. Как истукан. Как даун. Как дебил. Бережно сжимая визитку. В голове радостно порхало то ли бабочкой, то ли мотыльком, - Осталась ниточка! А там, впереди… Там было волнительно. И, наверное, сладко. Хотя, может, и горько. И, возможно, щемяще. - Да надо ли это тебе? – попытался напомнить о себе внутренний голос. Комов решительно возразил, - Дурацкий вопрос…Философский.  


Возврат к списку


Александр Чистович 22.03.2020 09:08:52

Супер! Начиная с фразы "...А вот Вуди Харрельсон очень даже понравился. Брутальный такой. Как  он в одной из серий, вначале, по-моему, смачно говорит, - Я обычный мужчина. И через мини-паузу добавляет, - С хуем по колено..." и начинается прекрасное размышление о триаде "питание-секс-познание"

Александр Чистович 22.03.2020 09:10:53

Хотя, м.б. , используя фрагмент:"Затем поинтересовалась, - И что у нас за Шанель на сладкое?
- В смысле? – не понял Комов.
- Под номером «пять» у вас, или уже у нас, что идёт?"
изменить название?

Я.Спас 23.03.2020 14:15:08

Ох уж этот Комов, бгг

Логин
Пароль
Забыли
пароль?
Новости